Отраслевые сайты компании СУЭТ
01/09/2008

Мы говорим энергетика - подразумеваем электричество. Действительно, разговоры о судьбах российской энергетики чаще всего сводятся к реформе РАО «ЕЭС России». Достаточно широко обсуждаются и будущее «мирного атома», и перспективы гидроэнергетики.

 

А вот тепловая энергетика, несмотря на исключительную важность этого предмета для России, чаще остается «в тени». Исключение составляет разве что генерация тепла, и то она оценивается чаще всего в едином комплексе с производством электроэнергии. Возможно, аналитикам мешает «лоскутный» характер собственности на объекты теплоэнергетики. Возможно, они нуждаются в большей определенности ориентиров, определяющих путь развития теплоэнергетики. Газета «Энергетика и промышленность России» пытается заглянуть в будущее тепловой энергетики вместе с экспертом Института экономики города (Москва) Владиленом Прокофьевым.

 

Будущее теплогенерирующих компаний, - выделившихся из состава РАО «ЕЭС России» или готовящихся к выделению, по большому счету известно. (Правда, доля РАО ЕЭС в тепловой энергетике не так велика: она составляет около трети общего объема генерации). Все «генераторы» должны быть приватизированы к 1 июля 2008 года. Известен и состав предполагаемых собственников. По‑видимому, основную часть генерации будет контролировать «Газпром», точнее, СП «Газпрома» и СУЭК, крупнейшего в России производителя угля. Свою долю намерен занять «Норильский никель», уже контролирующий ОГК-3, и КЭС. А что будет с другими составляющими тепловой энергетики, в частности с теплосетевыми компаниями? Можно ли рассчитывать, что по прошествии некоторого времени рынок тепла станет рынком в полном смысле слова, каким обещают сделать рынок электроэнергии?

 

Об общих принципах рынка тепла можно судить уже - сейчас, хотя определение «рынок» здесь в достаточной степени условно. Тепловые сети останутся монополистами, это связано с самой природой их бизнеса. Другое дело генерация, здесь выбор поставщика вполне возможен и начинает работать уже сейчас.

 

Теперь о перспективах отдельных направлений. По‑видимому, судьба теплосетевых компаний, как и многие другие важнейшие «тепловые» вопросы, прояснится только после принятия федерального закона «О теплоснабжении», который никак не может утвердить Государственная дума РФ. Пока что на пространстве России наблюдается следующая тенденция: генерирующие компании стараются собрать под своим контролем как можно больше теплового бизнеса, включая и разводящие сети, и даже муниципальное сетевое хозяйство.

 

Значит ли это, что в - реконструкции и развитии тепловых сетей заинтересованы в основном генерирующие компании?

 

Это так или, точнее, не совсем так. В большинстве случаев, - как и несколько лет назад, основной объем инвестиций осуществляют региональные и местные органы власти. В первую очередь это касается тех городов и регионов, где нет и не ожидается «альтернативных» инвесторов, а решать проблемы теплового хозяйства как‑то надо. Что до генерирующих компаний, то они обычно ограничиваются инвестициями в пределах инвестиционной составляющей тарифа, утвержденной органами государственной власти РФ в области государственного регулирования тарифов. И наконец, имеет место и третья группа инвесторов - операторы, которые приходят в тепловой бизнес (и в сетевой в том числе) именно с целью извлечения прибыли. Самое примечательное, что многие из операторов работают не в городах-миллионниках и не в нефтегазовых «столицах», а в небольших, средних по финансовым возможностям российских городах. Например, в Сызрани. Там уже более пяти лет работает компания, которая серьезно занимается развитием теплового бизнеса, в том числе инвестициями в генерацию и сети.

 

По‑видимому, описанная выше тенденция будет «работать» до тех пор, пока в нашей стране не начнут утверждаться долгосрочные тепловые тарифы с гарантированным возвратом инвестиций - что‑то вроде механизма, уже сейчас действующего в электроэнергетике. И здесь надежды возлагаются на еще не принятый закон о теплоснабжении. Введение «долгоиграющих» тарифов будет работать на реализацию инвестиционных проектов, рассчитанных на 5‑7 лет вперед. А сегодня инвестор сто раз задумается, стоит ли осуществлять вложения, ориентируясь на меняющиеся каждый год тарифы, которые, возможно, не оправдают его ожиданий. При этом тепловое хозяйство наших городов остро нуждается в инвестициях. Я имею в виду не «большую» генерацию, которая привлекает инвесторов и на существующих условиях, и не магистральные сети, которые находятся в более-менее благополучном состоянии. Инвестиции нужны разводящим сетям и особенно сетям внутридомовым, которые находятся в самом плачевном состоянии и потому, что они изношены, и потому, что при проектировке внутридомовых сетей фактор энергоэффективности был, мягко говоря, не самым главным.

 

Но пока новый механизм формирования - тарифов не принят, мы можем говорить о его результативности только в сослагательном наклонении. Какие механизмы привлечения инвестиций в тепловые сети не «будут работать», а действуют уже сейчас?

 

Основные источники - инвестиций - амортизационные отчисления, инвестиционная составляющая тарифа, деньги из бюджетов. Плюс плата за подключение к тепловым сетям, которая имеет четко ограниченную область применения. Согласно закону о тарифном регулировании, поступления от платы за подключения направляются в основном в строительство новой инфраструктуры, к которой подключаются новые дома, в исключительных случаях в реконструкцию уже действующих сетей.

 

Само собой разумеется, что операторы будут сообщать прежде всего о положительных результатах. Хотя если они заинтересованы показать общественности свою работу в динамике, то будут рассказывать и об ошибочных вариантах как пути выхода на оптимальное решение. Суть проблемы не в желании прорекламировать себя, показать свою политику с наиболее выгодной стороны. Проблема в отсутствии системы мониторинга со стороны общественности, позволяющей следить не только за решениями, принятыми оператором, но и за результатами этих решений. Отчеты о километрах проложенных труб, о миллионах инвестированных в тепловое хозяйство рублей - это только цифры, не дающие представления о том, улучшилось ли качество теплоснабжения. Потребителям важнее информация о целях, которых хотел достичь инвестор, и о том, к чему привели его действия в реальности. Информация такого рода должна размещаться публично, к примеру на сайтах муниципальных образований или на региональных сайтах. Ведь граждане обращаются с «коммунальными» проблемами именно в муниципалитеты.

 

Сегодня отдельные генерирующие компании - объявляют о выделении теплосетевого направления. Можно ли интерпретировать эту тенденцию не только как иллюстрацию принципа «каждый должен заниматься своим делом», но и как демонстрацию открытости компании?

 

Судить обо всех - решениях такого рода сложно. Но мотивы, обуславливающие выделение теплосетевого бизнеса, могут быть не такими однозначными, как кажется на первый взгляд. Это решение может перевесить баланс преимуществ не в сторону потребителя, а в сторону сетевой компании. Дело в том, что при выделении теплосетевого бизнеса взаимные обязательства можно определить так, что сетевая компания не станет отвечать за сверхнормативные потери в сети. Она отвечает только за транспортировку. Такой поворот событий возможен в том случае, когда устраняется промежуточное звено и покупатель приобретает тепловую энергию непосредственно у генератора, на источнике теплоснабжения.

 

Проблемы взаимоотношений - тепловых компаний и потребителя - это еще и проблема долгов. Из года в год, особенно перед началом отопительного сезона, из регионов приходят сообщения о попытках решить проблему задолженности населения - таких, как временная конфискация принадлежащего неплательщикам имущества или ограничение в правах (таких, например, как получение туристической визы) до погашения долгов. Насколько эффективны, а главное, насколько законны эти меры?

 

Определять степень правомочности мер воздействия на должников должна - прокуратура. Согласно постановлению правительства РФ № 307, можно отключать за неплатежи только электричество и горячую воду. Тем более что электричество отключать проще простого, это можно сделать на уровне отдельной квартиры. Другие рычаги воздействия на должников могут применяться только по решению суда.

 

Нередко проблему долгов пытаются решить более прогрессивным путем, чем работа с каждым должником по отдельности, - созданием специальных структур, действующих под контролем органов местного самоуправления. Другое дело, что расчетные центры занимаются не столько взысканием долгов, сколько контролем за поступающими финансовыми потоками. А это совсем не одно и то же.

 

Альтернатива таким решениям - создание организаций, действующих на конкурсной основе и конкурирующих между собой подобно управляющим компаниям в ЖКХ. Сегодня плата за услуги расчетных центров достигает 6‑8 процентов от общего объема платежей. Это немало, оптимальным был бы размер в 2‑3 процента. Конкуренция между расчетными центрами подтолкнула бы их к более тщательной работе с неплательщиками, что позволило бы снизить общие издержки на содержание расчетного центра.

 

Энергетика и промышленность России