Отраслевые сайты компании СУЭТ
02/18/2008

Член правления РАО "ЕЭС России" и руководитель проектного центра по реализации активов энергохолдинга Владимир Аветисян сомневается, что сразу после 1 июля 2008 года выйдет на новую работу: найти такую же интересную, как реорганизация РАО, будет непросто. Но в ближайшие четыре месяца В.Аветисяну потребуется найти новых собственников для шести генкомпаний, продать крупнейшие сбытовые компании, блокпакет РКС и оставшиеся непрофильные активы. Об этом он рассказал в интервью "Интерфаксу".


- Сегодня вы встречались с гендиректором ОГК-1 Владимиром Хлебниковым. О чем говорили?


- Мы обсуждали с ОГК-1, ТНК-ВР и с финансовым консультантом ОГК-1 (компанией "Алемар" - ИФ) соглашение акционеров по созданию СП для строительства третьего энергоблока на Нижневартовской ГРЭС. Могу сказать, что в ближайшее время подписанный обеими сторонами shareholder agreement будет положен в комнату данных ОГК-1, что является существенным фактором для инвесторов, которые придут на размещение и покупку акций ОГК. Оставлять этот вопрос нерешенным мы просто не имели права.


Партнерство структурировано таким образом, что после подведения итогов конкурса на EPC- подрядчика и анализа затрат у ТНК ВР будет право либо войти в проект, и это означает, что строительство будет осуществляться в рамках SPV-компании, либо отказаться от него. Тогда ОГК-1 будет самостоятельно привлекать финансирование и в безусловном порядке вводить этот блок.


Между ТНК-ВР и ОГК-1 будут подписаны коммерческие контракты на поставку газа и электроэнергии. То есть такие контракты будут либо в рамках SPV, либо как коммерческие контракты между двумя субъектами - ОГК-1 и ТНК ВР.


Контракты будут подписаны, я думаю, до конца лета этого года.


- Есть вероятность, что ТНК-ВР может отказаться от участия в проекте?


- Я думаю, нет. Проект очень интересный, и ТНК-ВР безусловно заинтересована в том, чтобы газ, который добывается на месторождениях в районе Нижвартовской ГРЭС, имел стабильного потребителя. Соответственно они заинтересованы в получении электроэнергии. Контракты в любом случае будут рыночные.


ТНК-ВР может выйти из проекта только если затраты окажутся сверх ожидаемых ими. Но надо дожить до лета, решение будет приниматься именно тогда.


- Могут ли меняться доли учредителей СП?


- У ОГК-1 будет 75% в проекте. Доли меняться могут, у ТНК-ВР есть опционное право еще на 25% после ввода в эксплуатацию третьего блока. Соответственно по цене не ниже рыночной на дату реализации.


- Когда планируется ввести этот энергоблок?


- Думаю, что реально - это 2011 год.


Когда определится новый собственник ОГК-1?


Продажа будет 12 или 14, скорее 14 марта. Решение о том, когда откроются конверты (с заявками - ИФ) - 12 или 14 марта будет принято в ближайшее время.


Кто интересуется акциями генкомпании?


- В целом Бизнес-единица должна в ближайшее время, с конца февраля по окончание второй декады марта, провести размещение ОГК-1, ТГК-6, ТГК-7, ТГК-10, ТГК-11, ТГК-13. И продажи госпакетов, это скорее будет во втором квартале, это ТГК-12 и ТГК-7.


Круг претендентов пока я бы не хотел делить. Потому что ситуация такова, что многие инвесторы устраивают свою стратегию следующим образом: если они по каким-то причинам, подав меньшую заявку, проигрывают в конкурсе по одной компании, то они могут участвовать в покупке другой.


В части общего круга интересантов - это Fortum, Gaz de France (GDF), Electricite de France (EDF), AES, RWE, "Евросибэнерго", "Транснефтесервис С", "Промрегионхолдинг", КЭС и "Газпром". Причем они могут участвовать как самостоятельно, так и в консорциумах. Как они там разделятся - это уже второй вопрос.


- Совет директоров РАО ЕЭС 29 февраля рассмотрит вопрос об установлении минимальной цены за акции ТГК-11. Могли бы Вы прокомментировать это?


- Банки-консультанты не рекомендуют нам устанавливать нижний предел цены. Поэтому мы еще проводим консультации, и, возможно, этот вопрос будет исключен из повестки дня или просто по нему не будет приниматься решение.


Потому что есть несколько претендентов?


Это состояние комфорта банков. Потому что, определяя минимальный порог - задаешь ценовую планку.


- Но такое решение ранее было принято по ТГК-8 и ТГК-9.


- Рынок был другой. Сегодня у нас очень интересная ситуация, когда фактически это последние компании, последний шанс зайти в энергетику для тех, кто еще в российской энергетике не присутствует, я прежде всего имею в виду иностранные компании. Поэтому некий ажиотаж мы чувствуем. И в консультациях с нами высказывается мнение, что если будут неудачи, или по каким-то причинам претендент не придет в компанию, которой интересуется сегодня, то может придти в другую. Тем не менее, для нас более существенным фактором является получение разрешения ФАС.

Поэтому мы следим и за этой ситуацией.


- А на ТГК-6 есть претенденты помимо "КЭС" и структур Prosperity Management?


Есть, но называть их я не буду. Есть еще иностранные инвесторы, которые интересуются покупкой этой компании.


- На следующей неделе начинается road-show перед IPO ТГК-7. Об интересе заявляли КЭС и Газпром, сначала выступавшие как конкуренты, но затем сообщившие, что могут создать консорциум. По Вашему мнению, им удастся договориться?


- Теоретически есть несколько вариантов. Вариант первый - они пойдут вместе на покупку и в рамках партнерства, вариант второй - они будут конкурировать друг с другом и вариант третий - кто-то из них не придет. Думаю, что ближе к 28 февраля что-то уже будет понятно. У существующего акционера - КЭС - есть еще возможность воспользоваться преимущественным правом, и времени для достижения договоренности и для структурирования партнерства остается совсем немного. Поэтому я уверен, что в ближайшее время мы будем знать ответ на этот вопрос.


- При текущем состоянии рынка нет опасности, что компания продается дешевле, чем она могла бы?


- Есть опасность, что ценовые заявки будут ниже ожидаемых нами. Но у нас есть возможность продать, а есть возможность не продавать. В стратегии РАО "ЕЭС" это было всегда - мы не собираемся продавать дешево.


Диапазон цены будет определен примерно 22-23 февраля. По ТГК-7 18 февраля у меня будет совещание с банками, проведшими pre-marketing, о длительности road-show, месте его проведения: только ли Москва или и иные финансовые центры, которые обычно посещают компании.


- Каким образом может быть ликвидирован дефицит инвестпрограммы ОГК-2?


- Мы привлекли в результате допэмиссии средства, не в полном объеме покрывающие потребности реализации инвестиционных проектов, именно потому, что не хотели продавать дешево. Поскольку Газпром совместно с СУЭК приняли на себя обязательства по договорам на мощность, то мы договорились о том, что выработаем совместное решение, как будет проходить дофинансирование инвестпрограммы.


Средств, которые были привлечены, хватает на 2008 год. Решение нужно будет принять в 2009 году. Нам примерно не хватает 20 млрд рублей на 2009 год, поэтому мы договорились, что стороны фиксируют свое обязательство дофинансирования либо через еще одну допэмиссию, если рынок будет способствовать, либо за счет других источников. Окончательно мы сможем определиться в начале второго квартала, то есть где-то в апреле.


- Почему в контексте ОГК-2 возник СУЭК? Только как партнер Газпрома в создании СП?


- Только как возможный партнер Газпрома.


- Он не являются акционером ОГК-2?


- СУЭК не является акционером, он скорее как бы консультант пока. Собственно де-юре и "Газпром" пока не является контрольным акционером, но, тем не менее, мы считаем вполне разумным такие существенные для компании решения и обсуждения проводить с их участием.


- Совет директоров ОГК-2 поддержал предложение Газпрома о введении в компании должности исполнительного директора и назначении на этот пост Станислава Невейницына. По другим генкомпаниям, которые входят в сферу ответственности Бизнес-единицы N2, не выдвигалось аналогичных предложений?


- Нет. Такое право сегодня есть у акционеров ТГК-12, там РАО "ЕЭС" уже не контролирующий акционер.


- В середине прошлого года прозвучала идея обменять акции Красноярской ГЭС, принадлежащие ТГК-13, на акции "ГидроОГК". Что с ней?


- Это все должны решать акционеры. Возможно, могут возникнуть ситуации, когда такая сделка будет разумной.


- Расскажите о ситуации вокруг оценки "Мосэнергосбыта". Звучала цифра в item_content,3 млрд, однако есть информация, что РАО "ЕЭС" считает ее завышенной.


- На сегодняшний день отчет об оценке не принят. Мы в любом случае согласимся с тем решением, который примет комитет по оценке. Но если этот вопрос ко мне как к руководителю проектного центра по продажам, то, на мой взгляд, не может быть существенного отличия оценки от рыночной капитализации компании (которая практически вполовину ниже - ИФ). Компания торгуется, поэтому эти показатели должны быть близкими, это разумно. То, какое решение примет комитет по оценке, повлияет на эффективность продажи этого актива.


Отчет об оценке должен быть рассмотрен до конца текущего месяца. Но продать в марте - не самоцель, если по каким-то причинам мы поймем, что в марте лучше этого не делать, мы будем выходить с этим вопросом на совет директоров, чтобы продлить срок.


- Как вы оцениваете вероятность того, что оценка не будет равна item_content,3 млрд, а будет ниже?


- Без комментариев. Это не моя задача, я не участвую в процессе оценки. Профессиональные оценщики доказывают свою правоту, основываясь на методике оценки, а на нее влияют многие факторы, в том числе прогноз изменения тарифов.


Кто может купить "Мосэнергосбыт"?


- Пока мы не получим оценку, говорить об этом невозможно. Если она будет существенно превышать ожидания рынка, то никто не придет. Возможно "Газпром" проявит свой интерес, возможно структуры, взаимодействующие с правительством Москвы и Московской области. После того, как будет открыта комната данных, тогда уже мы будем с достаточной достоверностью понимать, кто может прийти.


- А петербургский, тюменский сбыты уже начали оценивать?


- Нет, я думаю, что этот процесс начнется в марте.


- Вопрос от миноритариев сбытовых компаний, которые не получают обязательные оферты от новых собственников. Почему нельзя было включить пункт обязательства сделать оферту в условия конкурса?


- Это черным по белому написано в законе. Всем, кто купил свыше 30%, надлежит сделать такие оферты. По гражданскому праву это регулирует закон, соответственно суд должен выносить решение. Если спросите меня, должны ли они делать оферты, я отвечу: да, безусловно.


- Через систему "Истра" пока была продана только одна компания - костромская. Что будет с остальными? Ранее говорилось о возможности индивидуального снижения стартовых цен.


- Я бы уточнил, шла речь не об индивидуальном снижении цены. Шла речь о том, что каждая компания будет предлагаться рынку, исходя из особой стратегии в отношении этой компании, что не означает автоматического снижения цены. Теоретически это может быть голландский аукцион, что иногда приводит к повышению "старта". Но пока мы не принимали решение о том, как это будет по каждой компании, потому что у нас есть основания считать, что еще некоторые компании могут быть проданы. Подождем еще немного, тогда уже будем предлагать совету директоров решение по каждой возможной сделке. "Сбыты" пока остаются выставленными в "Истре", пусть "повисят".


- Сколько уже выручили от продажи "сбытов"?


- Более 14 млрд рублей.


- Когда будут проданы самарский, саратовский, ульяновский "сбыты"?


- В марте, они всегда стояли в графике четвертой "очереди". В ближайшее время будет объявлена дата аукционов и стартовые цены.


- Почему сделку по продаже "Нефтяного дома" (офис РАО "ЕЭС" на проспекте Вернадского в Москве - ИФ) не утвердил ранее совет директоров?


- У членов совета директоров возникли вопросы, уточняющие, поэтому было принято решение еще раз смотреть этот вопрос. Все ответы подготовлены.


- А что это за вопросы?


- Во-первых, кто (победил - ИФ). На этот вопрос мы ответили. Во-вторых, совет еще раз хотел вернуться к вопросу о способе продажи. Почему был выбран именно этот способ, а не открытый аукцион. Они просили нашего консультанта пояснить некоторые моменты, рассказать свою методику, выбор и так далее. Совет хотел убедиться, что процедура была по-настоящему конкурентная.


Но если вдруг кто-то придет и скажет, что он готов предложить еще больше, то мы подумаем над этим.


- Вопрос про акции "Башкирэнерго" и "Новосибирскэнерго". Когда-то была идея продать эти акции через "книгу", а не на открытом аукционе. В итоге решили выставить на аукцион. Почему?

- Из-за специфики акционерного капитала в "Новосибирскэнерго". При этом мы не исключаем такую продажу по "Башкирэнерго", продажа будет позже.

- А интересанты на "Новосибирскэнерго" есть, кроме структур Михаила Абызова?


- Есть.


- А на "Башкирэнерго"?


- Тоже да. Вопрос о заинтересованных лицах всегда некорректен. Это же сделка, а у сделки есть конфиденциальная сторона. Если даже я бы чего-то знал, я все равно бы вам не сказал.


- Какие еще интересные активы из непрофильных для РАО остались для продажи?


- Пожалуй, вы обо всех уже спросили.


- А "Авиаэнерго" - не очень интересный актив?


- Пока не стоит в плане продаж.


- КЭС вот-вот отделит коммунальный бизнес, и не будет являться акционером РКС. Кому интересна доля РАО в этой компании, если КЭС участвовать в аукционе не будет?


- Это не совсем так. Я думаю, что для любого бизнесмена это вопрос цены, поэтому если будет высокая конкуренция, возможно, КЭС не будет покупать. Претенденты есть. Но нет такой информации, что КЭС категорически отказался покупать этот пакет.


- Несколько претендентов?


- Да.


- Кому может быть интересен такой бизнес, достаточно сложный, для которого нужны высокие тарифы, и достойный уровень платежей граждан.


- Это может быть интересно, в том числе и крупным иностранным компаниям, которые занимаются бизнесом в коммунальной сфере. Этот 25%-ный пакет - это скорее вход в партнерство с "КЭС", потому что дальше возможно заключение соглашения акционеров, где оговариваются дополнительные права для миноритарных акционеров.


- Каковы ваши планы после ликвидации РАО "ЕЭС России"?


- Пока ничего не планирую, а там будет видно. Для всех менеджеров РАО неоднозначность ситуации в том, что мы закончили такой большой проект, который занял почти 10 лет. Его уровень и масштаб таковы, что есть ощущение выполненного долга, и поэтому хочется забыть про все, отдохнуть.


Ну а проекты, которые менее глобальны, чем реорганизация РАО "ЕЭС России", они, конечно, могут заинтересовать, но это должны быть очень интересные проекты. Я имею в виду именно в части самореализации. В этом, я думаю, у многих менеджеров РАО есть такая неоднозначность ситуации.


- Видимо, еще все будет зависеть от того, куда сам Анатолий Борисович Чубайс потом пойдет?


- Безусловно. Я помню, он сказал, что он уйдет на пенсию. Он на пенсию - и мы на пенсию.



Интерфакс